Представьтесь, пожалуйста:

Контактный телефон:
Укажите полный номер с кодом города или моб. оператора.

Электронная почта или Skype-логин:

Сообщение, если есть:

Подписаться

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самые актуальные и интересные материалы прямо на почту.

Ваше имя:

Ваш адрес электронной почты:

Всем подписавшимся одна из трёх практик осознанности в подарок!

Подарок

Нажимая на кнопку ПОДПИСАТЬСЯ, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.

Выберите подарок





Меню

8 (800) 700-15-15

logocoach

szamalieva@gmail.com

Консультация он-лайн

Интервью для The Cognitivist

Добрый вечер, дорогие друзья и уважаемые коллеги!

В рамках проекта #НАШИВСТОКГОЛЬМЕ мы продолжаем публиковать отзывы членов Российской делегации о EABCT 2016, и сегодня у нас в гостях наполненная «осознанностью и смыслом», обаятельная и привлекательная – Снежана Александровна Замалиева, член Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии (ЕКПП), Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА), Российского Психологического Общества (РПО), создатель и руководитель проекта «MindFulness Студия № 1».

Снежана, каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития когнитивной терапии? К чему мы движемся?

Я думаю, что когнитивно-поведенческий поход еще долгое время будет возглавлять мэйнстрим. Интересна и тенденция интеграции. Например, в школе Аарона Бека используют техники различных направлений, интегрируя их относительно когнитивной модели.

Большая роль в них отводится духовному росту: акцент на «поиск смысла» и ценность момента свойственен таким направлениям как ACT, DBT, MBSR, MBCT.

Также важным является расширение поля деятельности, возможность терапевтической работы с личностными расстройствами и расстройствами шизофренического спектра.

C другой стороны, мы видим зарождающуюся тенденцию к «роботизации». Согласно футурологическим прогнозам (и мои коллеги уже об этом говорили) виртуальные терапевты заменят реальных. Честно говоря, не могу в полной мере утверждать, что разделяю оптимистический настрой многих специалистов относительно последнего направления.

Расскажите о своих впечатлениях от Конгресса. Что было самым запоминающимся? Чей доклад или выступление из всего списка запомнились больше всего?

У меня самые позитивные впечатления от Конгресса.

Мои коллеги уже рассказали о достойной организации, об интереснейшей научной программе, о запоминающихся культурных мероприятиях и широких возможностях для неформального общения.

Лично я очень порадовалась тому, что впервые за историю EABCT проведен российский симпозиум «CBT in Russia: challenges and opportunities». Пользуясь случаем еще раз поздравляю московских и питерских коллег с успехом! Well done!

Мне очень понравился семинар Джудит Бек «CBT for personality disorders». Понравился и фильм, в котором Аарон Бек рассказывает о своем, пожалуй, самом любимом детище – КПТ для больных шизофренией. Хорошим и содержательным был семинар по КПТ для ПТСР. И удивительной для меня была информация о будущем КПТ с точки зрения использования компьютерных программ и роботов-терапевтов.

Приятные воспоминания остались и о торжественном приеме в Ратуше и гала-ужине в музее Vasa. Я порадовалась возможности неформального общения: приятно было шутить, смеяться и делиться своими впечатлениями и планами с коллегами из разных стран.

В чем отличия (если они есть) между «отечественной КПТ» и ее видением в Европе?

Структурированность, школы и система сертификации.

Совсем не хочу повторяться, так как об этом уже говорили мои коллеги. Конечно, видение практически идентичное. Но способы достижения разные. В Европе и Америке уже давно существуют стандартизованные сертификационные программы. И это очень правильно! Мы пока только в самом начале этого пути.

Но самое главное, что мне хотелось бы подчеркнуть – это мотивация российских коллег! Их умение справляться с вызовами и препятствиями, готовность развивать когнитивно-поведенческий подход и готовить сильных и достойных профессионалов. И в этом мы значительно сильнее наших западных и европейских коллег! Это значит, что будущее у КПТ светлое.

С какой темой (для выступления\для обсуждения с коллегами) Вы ехали на Конгресс? Что, как говорят психотерапевты, «хотели получить» в результате посещения?

Моя тема касалась вопросов интеграции КПТ и смыслоориентированного подхода.

Я рада была поделиться своим пониманием интеграции двух подходов и увидеть заинтересованность коллег, получить рекомендации относительно публикации своих идей в международном журнале по интегративному подходу в психотерапии.

Рада, что смогла получить много новой и очень полезной информации и провела время с друзьями и коллегами.

Где планируется провести Конгресс в следующем году? Как Вы считаете, с чем связан выбор географии?

В следующем году Конгресс будет проходить в Стамбуле. Насколько мне известно, страна-организатор выбирается за несколько лет до мероприятия. Думаю, что существуют некие критерии отбора. Стамбул – это уникальный город. Я уверена, что и следующий Конгресс будет насыщенным и интересным.

Немного о численности участников. Каково общее количество посетивших Конгресс специалистов и сколько из них – наши земляки? Чей доклад из российской делегации запомнился больше всего и почему?

Коллеги уже писали, что этот Конгресс собрал рекордное количество участников – 1800 человек. Россию представляли две делегации: от АКПП и АКБТ.

Виктор Франкл в своих книгах писал: «У каждого времени свои неврозы – и каждому времени требуется своя психотерапия». С психотерапией понятно, а вот какой невроз нашего времени Вы бы назвали главным?

Да, Франкл писал про «ноогенные неврозы», возникающие в результате экзистенциального вакуума.

Мне кажется, что проблема смысла, безусловно, сохраняет актуальность и в наше время. А когда она не была актуальной? Достаточно обратиться к древнегреческой или индийской философии.

Для нашего времени характерен «невроз многозадачности» и «невроз автопилота».

А если верить ВОЗ, то депрессии к 2020 году выйдут на второе место среди причин инвалидизации населения. Степень тревоги сегодняшнего пациента соответствует степени тревоги психотического пациента шестидесятых годов прошлого века. Есть над чем задуматься.

За что Вы полюбили КПТ?

Знаете, мой первый тренинг был психоаналитический. Я получила классическую психоаналитическую подготовку, а это долгий путь: более 1200 часов теоретической подготовки, 350 часов личного анализа и 150 часов супервизии. Однако был ряд вопросов, на которые психоанализ не смог мне дать достойных ответов. И я продолжила свой путь, получив подготовку в качестве клинического логотерапевта. Шесть лет назад я познакомилась с КПТ. Полюбила я это направление за структурность, логику, проблемную ориентированность и, да, – за экзистенциальность!

Когда Вы будете писать «Полное Руководство по Когнитивно-поведенческой Психотерапии» с каких слов \ какой фразы Вы начнете его?

Конечно, одна писать подобное руководство я не буду. Несколько лет назад я принимала участие в написании учебника по психоанализу. И это был потрясающий опыт работы с экспертами и под научным руководством профессора Михаила Михайловича Решетникова.

Я тогда подумала, как бы было здорово написать учебное пособие по КПТ. Объединиться с уважаемыми коллегами и написать. А вот какой раздел – это я точно знаю: «Mindfulness: практика осознанности в психотерапии». Уже около двух лет я изучаю данный подход, а самое главное, практикую. Не так давно я освоила MBCT, а сейчас прохожу подготовку в UMASS Medical School Center for Mindfulness как инструктор MBSR. Я полюбила этот подход и очень хочу познакомить как можно большее количество людей с его возможностями.

А начала бы я со слов человека, которого очень уважаю и у которого учусь, со слов Джона Кабат-Зинна:

«Стремление заниматься практикой осознанности меняет стиль вашей жизни, делая его более здоровым. Это не так-то просто, но это решение может полностью изменить вашу жизнь к лучшему!»

Интервью Снежаны Замалиевой для проекта #НАШИВСТОКГОЛЬМЕ

Интервью Снежаны Замалиевой о EABCT 2016 для группы The Cognitivist в рамках проекта #НАШИВСТОКГОЛЬМЕ