Представьтесь, пожалуйста:

Контактный телефон:
Укажите полный номер с кодом города или моб. оператора.

Электронная почта или Skype-логин:

Сообщение, если есть:

Подписаться

Подпишитесь на рассылку, чтобы получать самые актуальные и интересные материалы прямо на почту.

Ваше имя:

Ваш адрес электронной почты:

Всем подписавшимся одна из трёх практик осознанности в подарок!

Подарок

Нажимая на кнопку ПОДПИСАТЬСЯ, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.

Выберите подарок





Звоните: 79627005646

Пишите: szamalieva@gmail.com

Интервью с Лореттой Бройнинг о том, как управлять своим мозгом и оставаться счастливым

Автор книг о счастливом мозге Лоретта Бройнинг — о том, как сохранить «гормоны радости» во время стрессовых событий.

Лоретта Бройнинг — почетный профессор Калифорнийского университета и автор бестселлеров о «счастливом мозге». В своих книгах она объясняет, как нашим поведением управляют нейромедиаторы и старые нейронные связи, — и учит использовать их себе во благо.

Reminder поговорил с Лореттой Бройнинг о том, как управлять своим мозгом и оставаться счастливым даже в тревожное время. Беседа состоялась благодаря проекту Лекторий BBI, который пригласил Бройнинг прочитать онлайн-лекцию «Гормоны счастья», а заодно организовал нашу встречу.

— Вы много написали о том, что такое счастье с точки зрения биохимии мозга. Это помогло вам стать счастливой?

— Да, определенно, сейчас я счастлива. Так было не всегда. Думаю, самым важным было понять, что мои негативные чувства имеют реальную физическую причину, что они — просто старые нейронные связи в мозге, сформированные ранним опытом, когда наш мозг чист и поглощает все, что происходит. Из года в год я просто повторяла одно и то же поведение и была несчастна.

Но потом я узнала, что есть четыре разных способа быть счастливым — это дофамин, серотонин, окситоцин и эндорфин, каждый из них нужен, а мои старые способы стимулирования этих нейромедиаторов — не единственно верные. Кроме того, я поняла, что эти химические вещества не предназначены для постоянного использования, и то, что я не чувствую себя счастливой каждую минуту, — это не мой личный провал. Это то, как мозг и должен работать.

— Зная все это, как вы думаете: человек рожден страдать или быть счастливым?

— Ни то ни другое. Мы рождены, чтобы выжить, и именно этой цели служит наш мозг. В природе сложно найти еду, воду и тепло, но они важны для выживания, поэтому, когда ты их находишь, мозг дает тебе счастье в виде химических веществ. В основном за это отвечает дофамин — это желание получить что-то новое для удовлетворения потребностей. Но важны и окситоцин, мотивирующий нас быть рядом с людьми, которым мы можем доверять и которые поддерживают нас, и серотонин, зависящий от чувства уважения и признания.

Мы родились, чтобы искать их — но не чтобы иметь их каждую минуту. Страдание возникает тогда, когда мы хотим что-то, чего у нас нет, например, уважение и поддержку, но никто не спешит их предложить. В этом случае выделяется кортизол и заставляет нас чувствовать разочарование. Но в терминах выживания в этом случае страдать вовсе не обязательно. Так что мы не рождены ни чтобы страдать, ни чтобы быть счастливыми — по крайней мере продолжительное время.

— Главная идея ваших книг — мы можем контролировать мозг и делать его более счастливым. Вы действительно считаете, что мы контролируем мозг, а не мозг управляет нами?

— Скажем так, мы можем немного контролировать мозг, небольшую часть того, что с ним происходит. Если мы это знаем, то у нас больше контроля, чем если бы мы верили, что от нас не зависит ничего. Давайте я объясню, что именно мы можем контролировать.

Итак, мы рождены с миллиардами нейронов, но сначала между ними нет никаких связей. Эти связи формируются, пока мы молоды, а мы просто полагаемся на эти готовые нейронные связи. Почему мы им так доверяем? Представьте, что едете на машине куда-то. Скорее всего, вы поедете не напрямую, а по уже существующей удобной дороге. Так же и мозг автоматически выбирает тот путь, который уже существует.

Но тот, кто хочет быть счастливым, должен не просто следовать по проторенной нейронной дороге, а научиться выбирать новую. Без этого мы просто будем раз за разом повторять боль, которую испытывали наши родители, которые просто повторяли боль, которую испытывали их родители, и так далее, и так далее.

— Вы пишете, что этот новый путь, новую нейронную связь, можно сформировать за сорок пять дней. Почему именно этот срок?

— Сорок пять — число, которое часто называют в исследованиях привычек. Но впервые я услышала его на уроке йоги, где нас учили хитрым движениям, которые, конечно, сначала ни у кого не получались: пальцы не хотели складываться как надо, а не как обычно. Тогда нам и сказали, что через сорок пять дней пальцы будут естественным образом выполнять нужное движение. Мне кажется, это отличная аналогия: пальцы складываются определенным образом не потому, что это единственный верный способ их сложить. Просто так им привычно.

Также и с нейронными связями: старый способ действовать не лучше, мы повторяем его просто в силу привычки. Точное число не так важно. Важно знать, что когда вы делаете что-то новое, сначала вам будет плохо и неудобно. Но единственный способ построить новую нейронную связь — продолжать действовать по-новому и помнить, что через некоторое время, не важно, будет ли это тридцать, сорок пять или пятьдесят дней, этот новый способ уже станет естественным и нормальным.

Полный текст интервью читайте в источнике.